Центр юридического и бухгалтерского обслуживания
Оплата кредитными картами
Юридические услуги
Бухгалтерские услуги и аудит
Дополнительные услуги
Контакты

Mы работаем без выходных
Тел.: (495) 220-29-95
Метро Алексеевская

Разделы

Доклад Евгения Смирнова: Инновации: на пути к стратегической политике

От инерционной к стратегической политике

Современное состояние государственной политики в сфере инноваций, как это не парадоксально звучит, характеризуется тем, что сама эта политика не является инновационной. Её скорее можно назвать инерционной, т.к. она основана на теориях и схемах прошлого века, который принято связывать с понятием индустриального общества.

России, которая декларировала переход к инновационному развитию, нужны современные эффективные стратегии, такая стратегическая политика, которая даст прорывной результат и рост инноваций в разы, а не на проценты, хотя количественная сторона дела здесь далеко не главная. Инерционная политика покоится на ряде слабо связанных между собой концептуальных редукций, механическая сумма которых не позволяет сформировать целостный подход к инновационному развитию.

Первое

На практике исповедуется технократический, узко экономический подход и обсуждается переход к "инновационной экономике". Но возможен ли он без инновационного мышления, инновационной политики, инновационной стратегии, инновационного образования и т.д.? Как следствие, в качестве главной ставится задача коммерциализации научно-технических разработок, которую схематично представляют формулой "идеи - инновационный рыночный продукт - деньги". Очевидно, что такая "линейная" схема инновационного процесса, которую можно назвать схемой естественного роста (или выращивания) инноваций, принимается и воспроизводится большинством управленцев и предпринимателей. В то же время, современная практика развитых стран показала, что эта схема устарела и в современном складывающемся постиндустриальном мире уже эффективно не работает.

Второе

Сила технократического подхода, основанная на его технологичности, примененная к популятивным системам становится беспомощной или даже разрушительной, если не направляется глубоко осмысленными трансценденциями, т.е. идеальными сущностями (идеями, стратегиями и т.д.). Господствующая технократическая парадигма основана на руководстве и управлении наукой и инновационной сферой как объектом, системой той или иной степени сложности. Эта парадигма вполне успешно работала в условиях жесткой административной системы. В современных условиях проблема состоит в том, что сфера науки и технологий, равно как и другие сферы общественной жизни, являются объектами управления только в умах управленцев. Сам объект управления настолько не определен, активен, обладает своими целями и бесконечным числом степеней свободы, что даже современный суперменеджер-технократ не способен эффективно управлять такой "системой".

Третье

Академическая наука говорит о необходимости создания единой теории Национальных инновационных систем , при этом НИС определяется как "набор организаций, которые участвуют в инновационном процессе: научные лаборатории, технопарки, инкубаторы, то есть те места и люди, которые делают науку и изобретения". Тем самым, хотя в определении НИС и упоминаются люди, но как объекты исследования или управления. При таком подходе отсутствует перспектива выйти за рамки традиционных экономических и управленческих теорий. Представляется, что теории НИС, как научной и тем более единой быть не может. Научная теория должна предсказывать поведение исследуемого объекта во времени и пространстве.

В то же время, НИС - это становящаяся во времени сфера, которая формируется, с одной стороны, за счет действий людей, активных, рефлексивных и ставящих свои цели субъектов, а, с другой стороны, благодаря естественному развитию исторического процесса. Поэтому описательные теории, представляющие собой "посмертный слепок" того, что уже произошло в развитых западных странах 10-50 лет назад, неадекватны стоящей перед страной задаче, хотя и могут быть полезны, если построены на большом фактическом материале. Нужна не теория, а инженерная (в широком смысле) методологическая дисциплина, назовем ее "инновационная инженерия", которая дает организатору эффективный рабочий инструмент.

Четвертое

Инерционная политика, исповедующая линейную схему роста инноваций и не учитывающая процессы глобализации, неявно предполагает, что указанный рост возможен, когда более или менее равномерно выстроены все элементы цепочки, обслуживающий инновационный процесс. Условно говоря, такой подход в наших условиях можно было бы сравнить со стрельбой по площадям вместо применения высокоточного оружия. Трудно отрицать необходимость планомерного развития всех институтов, способствующих созданию инновационной среды. Увы, у России нет еще нескольких десятилетий для такой работы с перспективой получить ожидаемый при таком подходе результат, т.к. человеческий научно-образовательный ресурс, доставшийся нам, благодаря десятилетиям значительно более целенаправленной и осмысленной предшествующей работы уже иссякает.

Пятое

Сложившаяся к настоящему времени система закрытого конкурсного отбора прикладных научно-технологических разработок, претендующих на финансовую поддержку государства, архаична, не обеспечивает независимую экспертизу, создает почву для коррупции и господства научных кланов, оставляя за бортом значительное количество действительно прорывных разработок. Кроме того, и это, возможно, самое главное, она практически никак не связана с решением проблемы востребованности инноваций.

Шестое

В качестве неявной альтернативы разработке стратегии развития инновационной сферы и источника большинства ее проблем нередко называется отсутствие соответствующего закона. Предложения по закону об инновационной деятельности обсуждаются уже не менее десяти лет. На наш взгляд, в ситуации, когда в стране не выработана современная инновационная политика и даже отсутствует общее понимание базовых схем инновационной деятельности, принятие федерального законодательства (региональное требует особого рассмотрения), регулирующего эту сферу, было бы контрпродуктивным, т.к. оно фиксировало бы имеющую здесь место понятийную катастрофу. Наше утверждение, очевидно, никак не противоречит необходимости незамедлительного совершенствования "обслуживающего" законодательства в области налогообложения, образования, науки, наукоемкого производства, инвестиций, защиты и управления интеллектуальной собственностью, противодействия коррупции и др. Трудно даже представить какой урон развитию инновационной деятельности нанес только один 94-й ФЗ.

Седьмое

Несоразмерно преувеличивается роль количественных критериев в оценке эффективности инновационной деятельности. В том числе, когда большая часть бюджета формируется за счет поступлений от продажи сырья, а прогнозы Правительства предусматривают лишь незначительный рост высокотехнологичной продукции, деньги как выход от инновационной деятельности серьезным стимулом для него в обозримой перспективе служить не могут (чего, правда, нельзя сказать о большинстве регионов). Таким стимулом для России сегодня могут быть только стратегические вызовы и угрозы, в частности надвигающийся системный кризис и реальная возможность потери шансов быть значимым игроком на мировой арене, деградации и скатывания страны на периферию мировой цивилизации в качестве поставщика сырья и свалки экологически опасных отходов, что нам предрекают аналитики из Национального разведывательного совета США.

Критическая проблема состоит в том, удастся ли российской власти к наступлению системного кризиса (примерно 2015 год) произвести кардинальный поворот от инерционной к стратегической инновационной политике. Изменение менталитета нового поколения россиян, выросшего в период смуты 90-х годов, и углубляющийся демографический кризис как часть системного кризиса уже привели к тому, что по последним опросам "Левада-Центра" половина молодых и успешных россиян мечтает об эмиграции.

Таким образом, к 2015 году реальной альтернативой государственной стратегической политике может быть уже не инерционная политика, а ее полная деградация или политика транснациональных корпораций на российской территории. От функционирования к развитию При анализе дискуссий по инновационной политике напрашивается аналогия с популярными темами, которые в последнее время обсуждаются на разных уровнях. Это инфляция и рост потребительских цен. И в том, и в другом случае, как нам кажется, имеет место подмена ключевых проблем вторичными. А ключевые проблемы - это конкурентоспособность России и изменение управленческой парадигмы от функционирования к инновационному развитию.

При всех международных финансовых кризисах страны - мировые лидеры по конкурентоспособности, не ставят в качестве стратегических задачи борьбы с инфляцией, удвоения ВВП и пр. Их цель - глобальное интеллектуальное и организационное превосходство. Собственно, и в России необходимость подобного подхода начинает осознаваться и декларироваться на высшем политическом уровне, но обсуждение пока идет в старой парадигме функционирования, в которой он принципиально не реализуем. Несмотря на то, что в последнее время активизировалась дискуссия по проблемам развития инновационной сферы, в ходе которой нередко высказываются глубокие мысли концептуального характера и ценные практические рекомендации, они, как правило, оказываются невостребованными. Можно предположить, что неспособность государственной машины сформировать стратегическую инновационную политику, адекватно транслировать высшие цели, которые ставит руководство страны, обусловлено отсутствием соответствующего слоя людей, института независимой общественно-государственной экспертизы и механизма трансляции

Государственный бюрократический механизм по своей природе настроен только на функционирование, поэтому в идеале, чтобы он служил целям развития, необходимы дополнительные специальные процедуры и схемы редукции, которые не искажают, а формируют и уточняют высшие цели и стратегии. Очевидно, в СССР эти функции выполняла КПСС. Функционирование не предполагает сколько-нибудь полноценной трансляции сверху вниз идеальных сущностей типа целей, понятий, стратегий. Оно обеспечивается, условно говоря, "из-под палки" бюрократией посредством реализации функций, которые ей предписаны, включая использование таких современных инструментов, как информационно-коммуникационные технологии, или таких методических суррогатов, заимствованных из бизнеса, как БОР (бюджетирование, ориентированное на результат). Для обеспечения парадигмы развития необходим дополнительный общественный ресурс, а именно, особый слой людей - элита, в том числе бизнес-элита, который способен выдвигать и транслировать высшие цели государства и общества.

Как действующий механизм этот ресурс у нас пока оформлен (в частности вследствие слабой способности к самоорганизации) и почти не востребован. Другой важный инструмент стратегии развития - институт независимой общественно-государственной экспертизы, также находится пока в зачаточном состоянии. К новым формам организации инновационной деятельности: от естественного выращивания инноваций к формированию инновационной среды и потребности в инновациях.

Практика показала, что за редким исключением, попытки поддержки государством инновационной деятельности через такие, казалось бы, зарекомендовавшие себя на Западе такие формы инновационной инфраструктуры как технопарки и бизнес-инкубаторы в России не дали ожидаемого результата. Если мы будем развивать инновации без учета того, что заимствуемые организационные формы полувековой давности были разработаны для иной социальной и экономической среды, тем более, формы, которые в современном мире уже не работают - то это заведомо тупиковый путь. Пока мы пользуемся устаревшими представлениями, на практике в России будет воспроизводиться всё та же модель индустриального общества. В условиях глобализации, когда источники новых знаний стали более диффузными и скорость вывода технологии на рынок существенно возросла, проведение исследований и разработок стало возможным только в нецентрализованных открытых моделях, моделях "открытых инноваций", что означает партнерство, альянсы, структуры c низким уровнем бюрократизации, структуры, позволяющие сочетать ресурсы, имеющиеся внутри страны или региона, с теми ресурсами, которые существуют вовне.

Поскольку в условиях постиндустриального общества конкуренция между развитыми странами идет уже не на материальном уровне, а на уровне идей, стратегий и концепций развития, технологий воздействия на сознание, современный подход к инновационной политике не может ограничиваться поддержкой конкретных инновационных бизнесов, реализацией отраслевых программ, совершенствованием законодательства, и пр., он должен обеспечить кардинальное изменение социокультурной ситуации в стране, в первую очередь формирование слоя стратегически и инновационно мыслящих людей, реализовать целостную инновационную инфраструктуру, одной из главных функций которой является формирования потребности в инновациях. Хотим стимулировать инновационное развитие - нужно искать новые формы организации.

На наш взгляд, одним из основных ресурсов в мировой конкурентной борьбе мог бы стать для России переход в инновационной деятельности от технократической к социально-инженерной парадигме, в которой ведущими являются организационные инновации - разработка и внедрение новых форм организации во всех сферах жизни страны, в том числе синтез организационных и наукоемких инноваций . Одна из новых современных форм организации инновационной инфраструктуры, отвечающая изложенной выше концепции и основанная на упоминавшейся выше инновационной инженерии, - социально-инженерный парк. Социально-инженерный парк как новая форма организации современной инновационной инфраструктуры Организация инновационной инфраструктуры определяется парадигмой инновационной деятельности, принятой на данном этапе развития общества. Соответственно смена парадигмы должна привести к изменению инфраструктуры обеспечения инновационной деятельности. В развитии человеческого общества в прошедшем ХХ проявились две ведущие тенденции. "ХХ век - это век научно-технической революции", "наука стала производительной силой" - тезисы, которые мало у кого вызывают сомнение.

Политика большинства развитых государств была направлена на развитие связей науки и промышленности, стимулирование коммерциализации научных разработок и т.д., что привело к созданию и широкому распространению во второй половине ХХ века инфраструктуры поддержки научно-технических инноваций (научные и технологические парки, технополисы, регионы науки и т.д.). В то же время, "техногенная цивилизация", коренным образом изменившая образ жизни населения большинства стран мира, стала источником такого количества проблем в развитии человечества (истощение ресурсов, экологические и техногенные катастрофы, глобальное потепление, деградация природной среды и пр.), что это позволяет говорить о ее кризисе. Одна из главных причин этого явления состоит в господстве технократического и экономического сознания, неадекватной оценке границ применимости методов науки и проектирования, переносе их на область общественных отношений. Сфера науки и технологий, к которой относится инфраструктура поддержки технологических инноваций, являясь элементом социальной организации общества, также, не может быть эффективно организована технократическими методами. Несмотря на большие ожидания и распространенное мнение об эффективности известных форм инновационной инфраструктуры, практика показала, что даже в развитых странах с устойчиво развивающейся экономикой они постепенно исчерпывают свой инновационный ресурс и поглощаются новыми формами организации.

По образному выражению одного из международных экспертов "нельзя согреться у холодной стенки". Это тем более справедливо по отношению к России, которая находится на историческом этапе быстрой смены общественных отношений. Некритическое перенесение на российскую почву распространенных на Западе форм поддержки инновационной деятельности в условиях сырьевой экономики, монополизации и не достаточно развитой рыночной инфраструктуры, системной коррупции, очевидно, еще менее эффективно. Прошедшие "инкубационный" период предприятия попадают во враждебнее внешнее окружение, в котором их продукт или не востребован или не может пробиться через коррумпированную бюрократическую среду. Несмотря на то, что часть высокотехнологичных разработок все же находит применение в зарубежных странах с благоприятной инновационной средой и в ряде российских отраслей, через которые проходят значительные финансовые потоки (финансовая сфера, добыча нефти и газа и т.д.), они, как правило, не могут составить серьезной конкуренции зарубежной продукции даже более низкого качества. В технократическом обществе участие государственного аппарата и бизнеса в определении приоритетных направлений развития, финансировании и организационной поддержке науки и технологий в значительной мере подчинено эгоистическим интересам власти и бизнеса и зачастую представляет собой своеобразную сделку. При этом насущные интересы общества недостаточно осмысляются или игнорируются, а также формируются ложные цели и потребности, следствием чего становится разбазаривание человеческих и материальных ресурсов общества.

На наш взгляд, развиваемая в настоящее время форма организации - Государственно-частное партнерство (ГЧП), станет эффективной лишь тогда, когда не меньшее внимание будет уделяться Общественно-государственному партнерству, одним из аспектов которого является независимая общественно-государственная экспертиза. Несмотря на то, что научно-технический прогресс оказывает глубокое влияние на развитие общества, появление новых технологических достижений обычно является не результатом осмысленной прогнозируемой деятельности, а скорее случайным фактом в естественно историческом процессе развития науки и технологий. Вторая тенденция, которая зародилась в ХХ веке, - исторический процесс становится все более управляемым. Это означает, что общественные изменения происходят не только естественным эволюционным путем, как это было на предыдущих этапах развития человечества, а в значительной мере под влиянием организованных действий активных людей и групп, оснащенных более или менее эффективными инструментами влияния на общество. При этом в ХХ веке изменения происходили с такой скоростью, что их последствия существенным образом давали о себе знать уже при жизни одного поколения. Наиболее ярко это проявилось в образовании, развитии и распаде СССР, а также глобализации и интеграционных процессах стран Запада, "оранжевых революциях", результатом чего стало создание однополярного мира во главе с США. Ход истории показывает, что данная тенденция в нынешнем ХХI столетии станет доминирующей. Это обстоятельство ставит перед Россией стратегический выбор: оставаться объектом дальнейшей колонизации и потерять свои исторические перспективы или найти мощный внутренний ресурс общественного развития. Отметим, что обе описанные тенденции являются выражением инженерного подхода (в широком смысле этого слова): в первом случае это инженерия, основанная на научных и технических знаниях, во втором - различного рода технологиях управления социальными процессами. Несмотря на тесную взаимосвязь сферы науки и технологий и сферы социальной организации общества в целом - первая, очевидно, является одной из составляющих второй, эта взаимосвязь до настоящего времени оставалась слабо осмысленной и тем более не поддавалась серьезному расчету. Тем не менее, к концу XX столетия прогресс, достигнутый в области создания инструментария научно-технической инженерии (математическое моделирование, инженерия знаний, искусственный интеллект, методология проектирования, системный анализ, компьютерная лингвистика, информатика и т.д.), с одной стороны, и инструментария методологии общественных дисциплин (направление, развивающееся в рамках методологического движения, зародившегося в СССР в шестидесятых годах прошлого века), с другой, позволяет ставить задачу их синтеза и создания адекватных инструментов для работы в объединенной сфере инженерии - научно-технической и социальной. Таким образом, в XXI веке можно ожидать прорывного результата в создании указанного инструментария - синтеза двух описанных выше тенденций: осмысленное изменение общественного устройства будет определять развитие наукоемких технологий, а научные и технологические достижения станут одним из инструментов организуемых общественных изменений (см. в частности работу ). Как уже отмечалось выше, таким инструментарием могла бы быть инженерная методологическая дисциплина - "инновационная инженерия" (для сравнения - другие методологические дисциплины - политическая инженерия, финансовая инженерия, педагогическая инженерия и т.д.).

Понятно, что разработка инструментария - лишь часть проблемы. Для осуществления нововведений нужен еще субъект - социальный инженер, который мог бы воспользоваться таким нетривиальным инструментом. Если взглянуть с этой точки зрения на организатора инновационной деятельности в научно-технологической сфере, то к нему предъявляются довольно противоречивые требования, т.к. он должен быть одновременно носителем научного, проектного и социально-инженерного мышления. По нашим наблюдениям наиболее выдающихся научных результатов обычно достигают люди, обладающие ярко выраженным научным мышлением, которым за редким исключением чрезвычайно сложно мыслить иным способом. Вероятно, решение этой проблемы можно искать в двух направлениях: в воспитании новой категории специалистов, совмещающих оба типа мышления, и "выращивании" коллективного синтетического мышления в организованных группах специалистов с разными типами мышления. Все это, очевидно, опирается на дальнейшее развитие новых форм и содержания образования. Необходимо подчеркнуть при этом достаточно очевидный, но важный момент: преодоление кризиса техногенной цивилизации и проблем, возникающих в связи с процессами глобализации, отнюдь не автоматическое следствие инженерного подхода к социальной организации общества. В отличие от технической инженерии в современной общественной инженерии центральной является гуманитарная, мировоззренческая составляющая, которая отражается в схеме самоопределения коллективного организатора инноваций.

Резюмируя сказанное выше можно сделать вывод о том, что в ХХI веке изменение парадигмы инновационной деятельности неминуемо приведет к появлению новых форм ее организации. В свое время Советский Союз в не менее критических условиях нашел весьма эффективную для того времени и места, если отвлечься от гуманитарной и правовой стороны дела, форму организации науки и промышленности, известную как "шарашки". Другим выдающимся социальным изобретением уже послевоенного советского периода было создание образовательной системы физтеха (МФТИ), которая оставила исторический след в развитии не только военно-промышленного комплекса, для подготовки специалистов которого она первоначально создавалась, но в развитии всей системы образования, науки, промышленности и смежных сфер общественной жизни. Если проявлением научно-технической революции стало создание в начале 50-х годов в США научных и технологических парков, регионов науки, предназначенных для усиления связи науки и промышленности, то первой попыткой экспериментальной реализацией парадигмы, основанной на принципах общественной инженерии, стало создание в 1998 году социально-инженерного парка "Будущая Россия" - инфраструктуры, призванной реализовать новый тип организации инновационной деятельности, направленной на инициирование и поддержку осмысленных общественных изменений. Основные направления деятельности парка: разработка методологии нововведений, прикладных методологических дисциплин для различных сфер человеческой деятельности (региональная политика и экономика, наука и техника, образование и т.д.) и осуществление на их основе общественно значимых проектов и программ, развитие прорывных наукоемких технологий. Долгосрочная цель деятельности парка - инициирование смены господствующей технократической парадигмы инновационной деятельности на социально-инженерную и создание образца современной инфраструктуры инновационной деятельности.

В 1999 году социально-инженерный парк "Будущая Россия" был включен в состав субъектов инновационной инфраструктуры Министерства промышленности, науки и технологий Российской Федерации. Оговоримся, что использование нами термина "парк" в обозначении новой формы инновационной инфраструктуры является условностью и не должно вводить читателя в заблуждение. Обычно под "парком" понимают некоторую материальную совокупность более или менее однородных материальных ресурсов, а также ресурсов, имеющих свойство, как правило, располагаться на одной территории (инженерный парк, автомобильный парк, трамвайный парк, парк самолетов и др.). Научные и технологические парки, используя несколько более широкое толкование данного термина, все же примерно отражают его исходный смысл, в то же время, введенное нами понятие "социально-инженерный парк", как бы сохраняя указание на отношение к инновационным инфраструктурам, обозначает принципиально более мощную форму организации, посредством которой реализуется целостный подход к инновационной деятельности.

Еще большая расширительность употребления термина "парк" в наименовании "социально-инженерный парк" является следствием того, что инфраструктура или плацдарм, на котором развивается инновационная деятельность, имеет активную и целеполагающую человеческую компоненту, принципиально неоднородна, разнесена в пространстве и, в принципе, не имеет границ, может иметь в себе одновременно разную иерархическую организацию. Более того, в отличие от известных форм организации инновационных инфраструктур, которые тиражируют тот или иной шаблон организации, реализация социально-инженерной инфраструктуры определяется схемой самоорганизации конкретного организатора инновационной деятельности. Если он реализует схему самоорганизации, основанную на целостном подходе к инновационной деятельности, то, как бы, вырезает из всего спектра возможностей инфраструктуру той мощности, которая соответствует мощности схемы его самоорганизации, т.е. ту, которую он способен удерживать и сорганизовать. Если же организатор освоил простейшую линейную схему естественного роста инноваций, то из всего возможного спектра возможностей, условно говоря, ничего кроме стандартного технопарка у него получиться не может. Целостный подход, основанный на упомянутой выше инновационной инженерии, благодаря своей мощности, поглощает частичные подходы.

Таким же образом, необходимые для эффективной реализации инновационной деятельности составляющие известных инновационных структур (например, финансовые, научно-производственные и пр.), могут входить и в более мощную социально-инженерную инфраструктуру в зависимости от целей и схемы организатора. Если попытаться найти какие-то отдаленные и частичные организационные аналоги понятию социально-инженерного парка в плане гибкости организационного устройства, но значительно менее мощные, то это, пожалуй, различные виртуальные образования типа виртуальных институтов, виртуальных технопарков и пр. В общем случае инновационная инженерия строится на основе трех деятельностных схем: схемы инновационной инфраструктуры, схема самоопределения организатора инноваций и схемы деятельности организатора инноваций. С тем, чтобы наглядно показать принципиальные различия между социально-инженерным парком и известными видами инфраструктур, сравним их основные характеристики, которые сведены в нижеследующую таблицу.

Известно, что задачу осуществления общественных изменений явно или неявно ставят перед собой многие участники общественных отношений: государство, политические партии, общественные и профессиональные объединения, внешние государственные и негосударственные структуры, различные деструктивные образования, например, организованная преступность и т.д. В то же время цели и способ реализации инновационной активности у них разный, например, для политических партий это политическая борьба за власть с целью представления интересов отдельных социальных слоев общества в органах государственной власти, для общественных, профессиональных объединений и бизнеса это лоббирование своих интересов в органах власти. В свою очередь, государство реализует свои основные функции и осуществляет взаимодействие с обществом через свои институты, способствует формированию гражданского общества. Разнонаправленность целей и многообразие способов осуществления инновационной деятельности создают сложную картину взаимодействия различных участников исторического процесса. Осмысление ими этой картины и выработка эффективных способов соорганизации весьма затруднено в силу партийных идеологических ограничений, узости социальных, профессиональных и коммерческих интересов и различных других причин. Государство, которое с одной стороны должно в идеале являться наиболее заинтересованным заказчиком социальных инноваций, а с другой - активным участником инновационного процесса в силу все большего усложнения исторического процесса и организации общества, бюрократического характера и инерционности государственных институтов в современных условиях также не может достаточно эффективно осуществлять инновационную функцию и в первую очередь в плане долговременных стратегических задач. В то же время принципы, заложенные в основу функционирования социально-инженерного парка как общественно-государственного образования, и интеллектуальные инструменты, которыми должен располагать социальный инженер (см. таблицу), создают потенциальную возможность инициировать и эффективно организовать осмысленные общественные изменения, в частности посредством соорганизации всех участников общественных отношений на основе более мощных схем деятельности. Важнейшее отличие социально-инженерного парка как формы организации инновационного процесса от известных форм инновационной деятельности в научно-технической сфере состоит в том, что деятельность в парке осуществляется в соответствии с принципами и схемами общественных дисциплин, учитывающих свойства общественных образований (целенаправленность, активность, рефлексивность).

Необходимость разработки конкретных дисциплин определяется множеством тех сфер деятельности, в которых в данное время специализируется парк, и на которое он может "настраиваться", например, экономика, образование, безопасность, высокие технологии и т.д. Применение социально-инженерного подхода к организации инновационной деятельности в сфере высоких технологий влечет за собой необходимость глубокого анализа сложившихся схем деятельности не только в данной сфере, но во всех сферах, от которых зависит ее развитие, и на развитие которых она влияет (государство и право, политика, промышленное производство, бизнес, образование, СМИ и т.д.), их сборки на более высоком уровне и последующей совместной работы организаторов инноваций со всеми заинтересованными сторонами инновационного процесса по организации целенаправленных общественных изменений.

Организационная структура парка в общем случае не статична, она как бы настраивается в зависимости от сложности и объема решаемых задач: по мере развития инновационного процесса происходит выстраивание, организация коммуникации и сопровождение развития многомерной структуры участников инновационного процесса. В настоящее время предусматривается развитие формируемой инфраструктуры как бы по двум координатам: по горизонтали - в виде расширяющейся сети взаимосвязанных организаций в рамках парка "Будущая Россия", так и по вертикали путем создания аналогичных вертикально-сетевых структур на региональных и муниципальных уровнях, реализующих ту же схему деятельности. Связь с парком государственных структур, профессиональных и общественных объединений, являющихся главными "пользователями" услуг парка, носителями и проводниками инноваций, имеет качественно иной характер (определяемый схемами деятельности), чем в научном парке.

Пространственно-временные характеристики этой связи могут варьироваться в широких пределах - от постоянного пребывания в парке до кратковременных командировок для участия в совместных мероприятиях. В простейшем случае структура парка может состоять из следующих элементов: - профессионального объединения социальных инженеров и специалистов смежных специальностей (культурологов, юристов, специалистов в области СМИ, информационных технологий и пр.), составляющего ядро парка, основной функцией которого является инициирование и организация инноваций в конкретных сферах социальной организации общества, разработка и развитие соответствующих общественных дисциплин; - сотрудничающих с парком профессиональных и/или общественных объединений, ориентированных на решение тех или иных государственных и общественных задач, например, представителей регионов, реализующих региональные и межрегиональные программы, научных и промышленных объединений в области разработки высоких технологий, прикомандированных государственных чиновников, координирующих выполнение федеральных программ и т.д.; - учебного центра или сети образовательных организаций, в функции которых входит отбор, подготовка и переподготовка как социальных инженеров для работы в парке, так и специалистов для сотрудничающих с парком организаций; - структур венчурного финансирования (венчурные фонды, управляющие компании и т.д.); - территории или здания с необходимым оборудованием и обслуживающим персоналом. В соответствии с концепцией парка он формируется из организаций, работающие в четырех основных сферах: - организации и управления, - образования, - высоких технологий, - венчурного финансирования и управления интеллектуальной собственностью. Основные проекты парка: "Фабрика инноваций", "Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России", Международный экспертный клуб, Аналитический альманах "Россия и мир: политические реалии и перспективы", развитие прорывных наукоемких технологий (интеллектуальные информационные технологии, виртуальная реальность, очистка и опреснение воды, применение ИТ в сельском хозяйстве и др.).

Формирование сообщества организаторов инноваций. Критическая проблема для России состоит в том, что еще остающийся в стране тонкий слой носителей научных знаний и высоких технологий, унаследованных от СССР, быстро сокращается. Это происходит в силу старения научно-технических кадров, невостребованности со стороны государства, разрушения научных школ и системы образования, а также других причин. При этом только зарождающееся сообщество профессиональных организаторов общественных изменений еще слишком малочисленно. Более того, оно пока востребовано в более динамично развивающихся сферах общественной жизни. Очевидно, что, если не предпринять специальных и срочных усилий по соорганизации этих профессиональных сообществ, а они пока еще практически не пересекаются, при текущем развитии событий вырождение собственной научно-технологической сферы России практически неизбежно.

В качестве попытки приступить к разработке указанной проблемы с мая 2003 года осуществляется конкурсная программа "Фабрика инноваций" по конкурсному отбору и подготовке организаторов инноваций высшей квалификации. Программа включает три конкурса: конкурс Молодой организатор в области науки, образования и высоких технологий, конкурс молодежных инновационных проектов, конкурс прорывных инновационных проектов. С 2007 года программа проводится по договоренности с заинтересованными регионами. В настоящее время на базе этой программы формируется консорциум "Центр стратегических инноваций".

Формирование прообраза института независимой общественной экспертизы. В качестве локальной модели и прообраза института независимой общественной экспертизы в 1994 году был создан и функционирует Экспертный совет по проблемам инновационной политики и развития человеческого потенциала при Совете Федерации (название за эти годы изменялось), а затем на его базе Международный экспертный клуб. Формирование стратегии инновационного развития регионов. На Парламентских слушаниях в Совете Федерации "О законодательном обеспечении формирования и развития конкурентоспособной экономики Российской Федерации" 25 ноября 2005 одобрена Концепция реализации пилотного проекта "Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России". Кроме того, концепция проекта получила поддержку Председателя Совета Федерации, Минрегиона России (прошлого состава), Ассамблеи европейских регионов, международной конференции "Конкурентоспособность российской экономики" в ТПП РФ и ряда других представительных форумов.

В 2006 году проект был оформлен Минрегионом России в виде Ведомственной целевой программы (ВЦП). В принципе этот проект опередил свое время на несколько лет, поскольку та концепция, которая в него заложена, предвосхитила те нововведения, которые в последнее время стали обсуждаться на государственном уровне в качестве приоритетов региональной политики. Если схематически охарактеризовать концепцию проекта, то ее можно выразить следующим образом - реализовать на практике три принципиальных положения: - "вырастить" государственную стратегию до уровня общественно-государственной, - принять целостный подход к региональному стратегированию в качестве альтернативы частным подходам (отраслевому, пространственному и т.д.), - перейти от формальных показателей оценки эффективности деятельности регионов (которые могут служить в качестве вспомогательного инструмента) к независимой общественно-государственной экспертизе, в основе которой лежит цель повышения реальной конкурентоспособности страны.

Реализация проекта предусматривается по трем главным направлениям.

  • Первое - конкурентоспособность региональной власти.
  • Второе - общество и человеческий потенциал региона.
  • И третье - бизнес и системы организации хозяйства в регионе.

Таким образом, стратегия развития региона формируется в начальной стадии развертывания проекта посредством общественно-государственной экспертизы, затем создает механизм координации между региональными администрациями и федеральными органами государственной власти. Одновременно решается задача максимального включения и в процесс разработки программных документов, и в их реализацию заинтересованных сторон. Также закладывается основа для постоянно обновления стратегии по мере реализации намеченного. Что дает реализация концепции и пилотного проекта для развития инновационного бизнеса и повышения конкурентоспособности региона? Очевидно, что целостный механизм повышения конкурентоспособности, в который эффективно включены все центры власти: федеральная, региональная, бизнес, экспертное сообщество и общественность должен создать условия для снижения рисков по всем направлениям: политическому, экономическому и социальному. Фактически, такой механизм является механизмом "активного" управления рисками на региональном уровне, который по своему смыслу дает принципиально новые возможности для бизнеса, чем механизмы "пассивного" управления рисками, которые доступны отдельным финансовым организациям и предпринимателям. Очевидно также, что роль бизнеса в решении проблемы перехода на инновационный путь развития и повышения региональной конкурентоспособности серьезно возрастает, т.к. он позиционируется как активный и равноправный участник процесса развития.

 

© ООО «ПРАВОВАЯ ПЛАНЕТА», 2008-2020. О сайте / Карта сайта
Тел.: (495) 220-29-95, м. Алексеевская, Проспект Мира, д.101 В, стр.1